ПОЛЁТ ВЕКА



1

Человек сел за стол, достал из папки два чистых листа бумаги и нарисовал на одном из них пулемёт, а на другом – аэроплан. Приколол кнопками рисунки над столом и принялся размышлять.

«На вид это две несовместимые вещи, но принцип действия у них во многом сходный. Может быть, удастся создать одно с функциями другого… Эврика! Летающий пулемёт – это что-то новенькое. Но чтобы его сделать, надо сначала купить обычный пулемёт и ещё некоторое количество железяк… Ладно, получу аванс – пойду по магазинам… Может, и удастся осуществить задуманное…»

Человек вылез из-за стола, взглянул на часы с календарём – три часа дня, 5 октября 2026 – и вышел из квартиры.

2

Когда человек вернулся к себе, он услышал ужасный писк своего мобильного телефона и уже через несколько секунд прекратил это безобразие, ответив на звонок.

– Алё.

– Привет, Артём, – раздался в трубке голос друга.

– Привет, Влад. Чем обязан?

– Тут такое дело… Не очень хочу вдаваться в подробности… Можешь одолжить пятьсот рублей?

– А тебе срочно?

– Ну, можешь сегодня?

– Могу. Я как раз получил аванс…

– Сколько?

– Как обычно – пять тысяч. Слушай, я такое тебе расскажу…

– Что ты имеешь в виду?

– Я собирался пройтись по магазинам…

– Когда?

– Завтра.

– Зачем?

– Хочу приобрести всё необходимое для моей новой затеи…

– Что за затея?

– Не перебивай. Я собираюсь… сделать летающий пулемёт.

– А как он летать у тебя будет?

– Силой отдачи выстрелов. Я куплю пулемёт и встрою в него такой механизм, который будет в разы увеличивать отдачу в при этом глушить звук выстрелов. Ну, и ещё расширю то место, куда складывают боезапас, чтобы больше патронов вместилось.

– Думаешь, получится?

– Оцениваю вероятность успеха в семьдесят процентов.

– А чего не сто?

– Я ещё не совсем уверен в том, что всё будет работать, как надо…

– Хорош сомневаться! Помни: если с таким настроением браться за дело, то ты обречён на неудачу! Знай: нельзя не быть уверенным в успехе на двести два процента! И это как минимум…

– Ладно, я тебя понял. То есть ты веришь в меня?

– Да, друг. В тебя я верю бесконечно, потому что понимаю: если очень сильно захочешь и уверишься в том, что у тебя получится, ты сможешь всё в буквальном смысле слова.

– Спасибо. Ты вселил в меня надежду, что успех почти гарантирован.

– Когда думаешь закончить?

– Дня через три, если повезёт.

– А если не повезёт?

– Тогда не знаю; возможно, через неделю, а может быть, никогда. Всякое бывает, форс-мажоры – в том числе.

– Ну ладно, удачи. Пока.

– Пока, Влад.

3

– Зачем тебе пулемёт, мужик? – спросил хозяин тайной оружейной лавки, бросая косой взгляд на покупателя – человека лет двадцати пяти в чёрной кожаной куртке с надвинутым на лицо капюшоном. – Танк будешь строить, а?

– Нет, дедуля, заставлю пулемёт стать самолётом.

– Ну смотри, если тебя поймают, про меня ни слова, понял?

– Да понял, понял. Скажи, сколько стоит пулемёт?

– Десять тысяч, если не шутишь.

– Не шучу. А сломанный?

– Две.

– Идёт, – покупатель выложил деньги.

– Куда доставить? – спросил продавец.

Покупатель назвал адрес.

– Хорошо. Но за доставку тоже надо платить.

Покупатель достал ещё одну купюру в пятьсот рублей.

– Вот и договорились. Доставлю ночью, заберёшь утром. Если кто-нибудь сворует или сообщит куда следует, я не виноват.

– О'кей, – сказал покупатель и вышел из подвала.

4

– Если я не ошибся в расчётах, сила отдачи должна сообщить системе «пулемёт – пилот» достаточное ускорение для кратковременного преодоление земного притяжения. При оптимальной скорострельности сваливание может наступить лишь тогда, когда выйдет весь боезапас. Но я хочу, чтобы это было не сваливание, а планирование, как у белки-летяги. Значит, надо пристроить к пулемёту параплан, отладить систему его автоматического раскрытия и ещё позаботиться об управлении полётом… – быстро бормотал Артём, роясь во внутренностях пулемёта Калашникова, списанного ещё до его рождения.

Вдруг раздался телефонный звонок. Артём достал мобильник.

– Да?

– Алло. Здравствуйте, Артём Сергеич.

– С кем имею честь?..

– Вас беспокоит управляющая компания.

– Зачем?

– Ваша задолженность за коммунальные услуги составляет уже 979 рублей. Когда он достигнет тысячи, мы отключим Вам электричество, отопление, воду и телефон.

– У меня нет городского.

– Ну, без света, тепла и воды Вы долго не проживёте.

– Я получил деньги и через час или два переведу Вам долг и плату за месяц вперёд.

– Хорошо, что Ваша «квартира» в двенадцать квадратных метров приватизирована.

– Это ещё что! Я где-то читал, что один человек в суде получил сто тысяч долларов компенсации за то, что снимал квартиру площадью меньше двух квадратных метров.

– До свидания, – собеседник из управляющей компании повесил трубку.

Артём положил телефон на пол и оглядел своё жилище. Да, «управленец» был прав: он живёт хуже некуда. «Квартира представляла собой прямоугольник три на четыре метра; слева от входа за перегородкой находился санузел, с другой стороны, у окна – кровать и тумбочка у изголовья или изножья – смотря как лечь. Напротив входной двери, запиравшейся на семь замков, располагался большой шкаф с книгами, начинавшийся в одном конце квартиры и заканчивавшийся в другом, занимая целую стену. Второй шкаф (с одеждой) был в несколько раз меньше и стоял между входом и тумбочкой. С другой стороны помещения располагались два стола: письменный и компьютерный. Первый был пуст, если не считать органайзера с ручкой, ластиком, замазкой, точилкой, степлером и коробочкой с кнопками, скрепками и степлерными скобами. На другом столе находился компьютер «Эппл» выпуска 1987 года. Артём усмехнулся и положил свой мобильник, купленный за четыреста рублей, рядом с компьютером. Снял кеды и лёг на кровать. Засмеялся.

Вскоре он встал и подошёл к шкафу, скользя взглядом по его содержимому – книгам. Они занимали не больше половины полок, идущих до самого потолка, и представляли собой новейшие фантастические произведения российских писателей, понравившиеся Артёму. «Самая старая книга выпущена в 2025-м», – с улыбкой подумал он.

Артём вообще привык жить с улыбкой и лишь иногда нацеплял на физиономию сколь-нибудь серьёзное выражение, хотя при случае мог притвориться злым, если того требовала жизнь. Хорошо, что это случалось нечасто.

Артём взял было с полки какую-то книжку, но тут же захлопнул её и поставил обратно. На самом деле его мысли занимал пулемёт… а также счета от управляющей компании.

Артём вздохнул, надел кеды, отыскал куртку и пошёл платить за коммунальные услуги.

5

Снова писк мобильного телефона. Да сколько можно! К тому же в шесть утра звонить мог только один человек.

– Алё, Влад.

– Привет. Чего зеваем?

– На часы посмотри.

– Да знаю я, сколько времени. Ты лучше скажи: скоро ли будет готово?

– Что? Что готово?

– Твой… как его?... «пулелёт».

– Завтра. Испытание проведу послезавтра. И ты ради этого вопроса затемно меня поднял?!

– Я вот друзей оповестил о твоём проекте, и они захотели узнать дату и время.

– День я уже назвал, время… ну, пусть будет четыре часа пополудни. Это всё?

– Да. Пока.

– Владислав, иногда ты меня бесишь, – сказал Артём, засунул телефон в тумбочку и снова упал на кровать.

6

А вечером Влад пришёл сам. Его заинтересовала всерьёз затея Артёма, и он пришёл лично взглянуть на диковинный аппарат.

– Ну как? Всё штатно?

– Почти.

– Это как?

– У меня одно не получается, – сказал Артём, – засунуть в магазин хотя бы две ленты патронов.

– А зачем это?

– Смотри: боезапас – двести пятьдесят пуль, а скорострельность – триста патронов в минуту. Так что я израсходую весь запас за пятьдесят секунд.

– Ничего, на первый раз и такого времени хватит.

– Ты так думаешь?

– Конечно! Ты брось эти попытки изменить неизменное и займись делом. Ещё не готово?

– Пока нет. Завтра я всё доделаю и отлажу, а послезавтра испытаю «при восторженных кликах толпы».

– Уверен в успехе?

– Да.

– Точно?

– Ага. Кстати, не забудь на показательный полёт прихватить с собой камеру. Я хочу увидеть реальные доказательства реальности полёта.

– Будь спокоен. Всё сделаю.

– Я и так спокоен.

– Вот и хорошо, – сказал Влад и направился к выходу.

У самой двери он задержался и, повернув голову, изрёк:

– Всегда должен быть хэппи-энд, иначе жизнь не будет иметь никакого смысла.

После этой многозначительной фразы Влад повернулся и вышел за порог, а Артём вернулся к копанию в запчастях.

7

И вот настал долгожданный час первого полёта на пулемёте.

Все зрители – Влад и пять его приятелей – собрались на пустыре недалеко от дома Артёма за двадцать минут до назначенного времени. Ровно в четыре на месте исторического события появился сам конструктор необычного летательного аппарата, неся какой-то большой непрозрачный пакет. В последнем, очевидно, и находился «пулелёт».

После взаимных приветствий Артём сказал:

– Слушайте, хоть цель моего проекта мирная, пулемёт – грозное оружие. Поэтому ради обеспечения вашей же безопасности я попросил бы вас наблюдать и снимать полёт из-за чего-нибудь… крепкого, желательно – пуленепробиваемого.

– А мы к этому подготовились, – сказал Влад и указал пальцем куда-то в сторону.

Артём повернул голову и увидел… вделанный в землю экран из металлостекла толщиной в пять сантиметров!

– Хм. Ладно. Влад, доставай камеру и иди с остальными за экран. Сейчас будет весело.

Артём сел на пулемёт лицом в сторону отдачи и привязал себя к стволу древней пушки.

– Ни пуха!.. – крикнул Влад, включая видеокамеру.

– Обойдусь как-нибудь! – ответил ему Артём и опустил ногу на педаль, с помощью специального механизма нажавшую гашетку.

Пулемёт взлетел. Артём направил полёт ещё выше. Пули, издавая негромкие звуки, втыкались в землю или отскакивали от стеклянного экрана. Влад всё фиксировал на матрицу камеры, сохранявшей запись на карту памяти.

– Всегда должен быть хэппи-энд, иначе жизнь не будет иметь никакого смысла! – крикнул Артём, находясь уже в полусотне метров над землёй, повторив фразу Влада.

Патроны кончились на высоте ста метров. Артём, не теряя самообладания, выпустил параплан и меньше чем через минуту приземлился на то место, с которого взлетел.

– Это было здорово! – восторженно крикнул Влад, отключая камеру.

– Да, но что нам делать теперь? – спросил один из зрителей.

– Как – что? Праздновать, конечно! – ответил Влад, извлекая из ниоткуда пакеты с пончиками и пирожками, а также семь бутылок «Кока-колы». – Зря я, что ли, тащил сюда всё это?

15 августа 2016,
Красноярск.