АСТЕРОИД. ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ



1

Стояла календарная весна.

Недавно была оттепель, и люди, уже убравшие куда подальше свои зимние ботинки и куртки, начали готовиться к лету, как вдруг все их планы накрылись. Если в самом начале апреля температура подобралась к двадцати градусам Цельсия, то в ночь на третье число (это уже не самое начало месяца) выпал снег.

Город был погребён под килотоннами твёрдой воды из облаков. Толщина сугробов кое-где доходила до метра, но жители всё-таки не очень испугались и лишь посетовали на очередной каприз природы.

Везде лежал снег, и с деревьев, совсем как тополиный пух, под легчайшим ветром падали сгустки чего-то белого, мокрого и мягкого…

Вот кто-то прошёл, и ветки, задетые неосторожным прикосновением, переложили свою снежную ношу на этого человека…

«А ещё говорят про глобальное потепление…»

Министр отошёл от окна. Да, с двадцать третьего этажа лучше рассматривать город, чем ходить там, внизу, лавируя между сугробами и ставя ноги точно в следы «первопроходцев» снежной пустыни…

Министр изгнал из своей головы мысли о природе. На шесть часов вечера было назначено совещание. Сейчас пять пятьдесят семь, а никто ещё не явился. Ничего, скоро прибегут…

Раздался звонок в дверь кабинета. «Смотри-ка, за семь лет научились-таки звонить, а не стучать», – удивлённо подумал министр и нажал на своём личном пульте кнопку разблокировки дверей, пожалуй, слишком резко. Видимо, сотрудники прислонились к дверям, потому что в прямом смысле слова ввалились в комнату, почти не изменившуюся с 2029 года.

– Садитесь, – сказал министр, стоя спиной к ним и глядя в окно.

Когда все места (кроме одного) за круглым столом были заняты, министр повернулся лицом к вошедшим.

– Могу показаться смешным и непоследовательным, но всё же задам вам этот вопрос: какой сегодня день?

– Четверг, – сказал кто-то.

– Дата! – несколько раздражённо потребовал министр.

– Третье апреля 2036 года.

– Время! – «Кошмар, из них всё приходится вытягивать… Молчуны».

– Ровно восемнадцать часов. А что?

– Я вам сейчас напомню одно число и одну дату, – сказал министр космоса РФ.

– Напоминайте. – Кто-то зевнул.

– 99942 и тринадцатое апреля 2029-го. Подсказка: было четыре тридцать шесть по Гринвичу.

– Астероид, что ли? – догадался кто-то спустя полминуты.

– А зачем я бы стал собирать вас всех сразу? – спросил министр.

– Ну, не знаю, у нас вроде много общих дел… – пробормотал кто-то.

– Рот закройте, – мягко сказал министр. – Итак, почти семь лет назад на планету Земля стал падать астероид Апофис…

– Но мы его сбили! – возразил кто-то.

– Не совсем. Взрыв термоядерной боеголовки лишь отбросил астероид и немножечко изменил его траекторию, так что тогда он не упал. Но он обещал вернуться в этом году – ещё более великий и ужасный, чем раньше.

Все озадаченно переглянулись. Министр насчитал восемнадцать пар глаз. Как они втиснулись за круглый стол, рассчитанный на двенадцать мест?! Непонятно…

– Я совсем забыл про это; я должен был вас предупредить заранее, но не смог. Я единственный министр исследований космического пространства на всю Россию… В других странах пока не знают об угрозе, но даже если и узнают, будут лишь переживать, не помогать: дескать, сверхдержава сама справится… И мы справимся! У вас есть полсуток, чтобы определить вероятное место падения астероида, три дня, чтобы разработать план, и ещё неделя – на его осуществление. Все свободны.

Кабинет опустел в мгновение ока.

Министр усмехнулся, тоже вышел из комнаты и направился к лифту, – чтобы спуститься в кафетерий на первом этаже и плотно поужинать. Этот день был трудным.

2

Солнце всё-таки позволило себе укатиться за горизонт, окрасив небо в ярко-синий цвет, и стало темно.

Большая часть работников министерства космоса России, размещавшегося последние десять лет в Красноярске, разошлась по домам, включая и самого министра. Как всегда, на рабочих местах сверхурочно осталась вторая группа вычислителей из отдела теории: Юра, Ник, Лёва, Тим и Фил. Всем перевалило за тридцать, а кое-кому и за тридцать пять, но они помнили себя в несколько более ранний период.

Они сидели и на компьютерах, почти полностью превращённых в калькуляторы, высчитывали данные, затребованные «сверху» уже к завтрашнему утру. Мало кто в министерстве понимал, к чему такая спешка, но они, на своё счастье, принадлежали к этим «мало кому». До падения астероида осталось чуть больше девяти суток, и нужно было… Но все и так знали, что именно было нужно.

Компания находилась в большом зале на семнадцатом этаже: за годы место их размещения не поменялось. Они сидели при ярком электрическом свете диодных ламп и болтали о делах и не только…

– Слушайте, к чему вся эта шумиха? – поинтересовался Юра и аккуратно уронил себе в рот очередной кусочек пиццы. – И всё же я не верю…

– Тогда почему тебя зовут Юра? – не удержался Ник.

– Ладно, верю, но не понимаю…

– В прошлый раз нас чуть не… взорвал гигантский камешек, – сказал Фил, приглаживая свой синий «ёжик» на голове. – А теперь… он может сделать это на самом деле…

– И это «самое дело» под носом у микроба, который в яйце, которое в утке, которая в зайце, который под дубом, который на острове в океане непонятно на какой планете, – высказал свою мысль Тим.

– Не смешно, – буркнул Фил.

– Ты чего? – встревожился Лёва. – Пицца невкусная?

– Вкусная, моя любимая – с четырьмя видами сыра.

– Тогда что?..

– Я уже закончил свои расчёты, – сказал Фил. – Астероид номер 99942 упадёт тринадцатого апреля с вероятностью в девяносто девять запятая девяносто семь процента.

Все сидели и молча переваривали информацию. Фил вздохнул и закрыл лицо руками. Остальные повернулись к компьютерам и в лихорадочном темпе начали считать что-то и моделировать.

Прошло несколько минут. От экранов отвернулись по очереди: сначала Тим, потом Ник, затем Юра и, наконец, Лёва. От их веселья не осталось и следа.

– Какие вероятности? – осведомился Фил.

Все заговорили разом. Юра: девяносто семь и шесть из ста. Ник: девяносто пять ровно. Лёва: девяносто девять и три десятых. Тим: девяносто четыре с половиной.

Посидев полминутки молча, Юра спросил:

– И какой вывод напрашивается?

– Булыжник упадёт почти наверняка… – проговорил Лёва.

– А куда? – спросил Ник.

– Подожди минутку… – Тим постучал по кнопкам. – Куда-то в Сибирь…

Все посмотрели друг на друга.

– Уж ли не на…

3

У министра зазвонил мобильник.

– Да?

– Здравствуйте, Вацлав Омирбекович. Надеюсь, Вы меня узнали.

– Трудно забыть, Тимофей Аркадьевич, как Вы семь лет назад отшвырнули астероид прочь от Земли.

– Я посовещался со своими коллегами сегодня вечером…

– Осмелюсь возразить, что Ваше «сегодня» – это уже «вчера».

– Не понял…

– Час сорок семь – это уже «завтра».

– А-а. Так вот, я посовещался со своими коллегами, и мы высчитали, что с вероятностью в девяносто шесть целых семнадцать сотых процента Апофис упадёт в этом году, и в девяносто три процента оценивается возможность уничтожения нашего города.

Трёхсекундное молчание.

– Кхм… Вы уверены?

– Абсолютно.

– Кхм… Передайте через тридцать шесть часов и двенадцать минут – не позже – проект окончательного уничтожения астероида без последствий для Земли в отдел конструкторов.

– Понял.

– Это приказ!!!

– Есть!

4

Ник сидел в кафе. Он одновременно ел какой-то салат (правой рукой) и печатал на планшетном компьютере (левой рукой).

Пока всё было понятно: надо взорвать астероид термоядерной ракетой, доставленной на управляемом беспилотнике. Но последний уничтожится вместе с астероидом, поэтому его нужно соорудить без больших затрат.

В кафе заглянул Тим и, обнаружив друга за дальним столиком, направился туда.

– Привет, Ник!

– И как ты думаешь, что я отвечу тебе на этот раз? – осведомился тот.

– Сам знаю: конец света очень скоро, и нужно успеть обменяться любезностями. Кончай жевать и слушай: в нашем парке аттракционов опять открыли апокалиптическую космоэкспозицию.

– А теперь по-русски.

– Снова появились астероидные аттракционы.

– И что?!

– Надо это прекратить!

– Вот ты этим и занимайся, – сказал Ник и вернулся к трапезе.

– Хм… Несколько лет назад ты был посговорчивее.

– Ты мне предлагаешь туда сходить с тобой? – спросил Ник с набитым ртом.

– Хм… Несколько лет назад ты был сообразительнее.

– Ладно, – сказал Ник, дожевал последний кусок, кинул на стол несколько мелких банкнот и вышел вместе с другом.

Автобус подошёл почти сразу, поэтому добрались до парка быстро – всего за полчаса. На остановке вместе с Тимом и Ником вышли все пассажиры, кроме одного, – тот спокойно спал, откинувшись на спинку сиденья.

Автобус ушёл, а двое приятелей вместе с толпой направились ко входу в парк развлечений.

Нужный павильон нашли скоро, – он стоял почти у самых ворот. Тим и Ник вошли, заплатили за тридцать две минуты удовольствия и проследовали в кабинку номер семь.

Это была модель пульта звездолёта с дисплеями и кнопкой включения лазерной пушки. Тим и Ник, ранее бывавшие в этом павильоне, знали, как с ней обращаться. Нажимаешь на рычаг акселератора, стереосистема моделирует рёв двигателей, на экранах мелькают картины космоса, спидометр приближает свои показания к скорости света. Но вот на корабль несётся астероид, и нужно включить лазерную пушку, – известно, с какой целью.

Ник и Тим спокойно отсидели свои тридцать две минуты и вышли из парка. У них было ещё много дел.

5

Звонок в дверь кабинета министра.

– Открыто.

Вошёл Юра с толстой папкой под мышкой. Когда он вышел из зоны досягаемости инфракрасного луча датчика движения, киберсистема захлопнула стальные прямоугольники у него за спиной.

– Здравствуйте, – сказал Юра. – Вот все материалы по вопросу об уничтожении астероида.

– Вы придумали способ? – спросил министр, раскрыв папку.

– Там всё написано.

Прошло полминуты. Министр просматривал одну страницу, потом вторую, затем он перевёл взгляд своих расширившихся глаз на Юру, терпеливо стоявшего рядом.

– Вы предлагаете не уничтожать Апофис, а отбуксировать его за орбиту Луны?! – удивлённо поинтересовался министр.

– Да. Мы, конечно, можем его и на Землю доставить…

– Нет уж, спасибо. Не хватало ещё, чтобы этот уникальный объект был повреждён землетрясением, смыт цунами в океан или просто упал на планету при спуске.

– То есть Вы одобряете проект?

– Да. По-моему, это наиболее рациональный вариант. У нашего министерства есть неделя, чтобы построить и запустить беспилотник с достаточно мощными двигателями и гигантским мешком.

– Запустим с городского космодрома?

– Придётся. Вы рассчитали необходимое время?

– На седьмой странице написано.

Министр перевернул несколько листочков. В самом верху страницы было напечатано жирным шрифтом: «Запуск не позднее нуля часов двенадцатого апреля сего года».

6

Вацлав Омирбекович созвал ещё одно совещание, позволив на нём присутствовать Юре. Проект сотрудников отдела теории был поставлен на голосование. Из одиннадцати человек пять проголосовали «за», пять – «против», один воздержался. Получилась весьма затруднительная ситуация, но после очень громкой дискуссии по этому вопросу воздержавшийся работник изменил своё решение на положительное. Проект был принят большинством голосов с минимальным перевесом; а Юра собственными ушами услышал, как посол военного ведомства, самый, пожалуй, подозрительный гость в министерстве, прошептал: «А ядерной ракетой было бы проще».

На космодроме «Солнечный», расположенном в двух километрах от северной окраины города, получили приказ и начали спешно сооружать беспилотник. Снабжение оплачивалось из бюджета, поэтому материалы поступали в срок. Работа была несложной: аппарат закончили за четыре дня; а вечером десятого апреля в министерстве разгорелся новый спор: что грузить на собранный носитель – боеголовку или мешок?

Решили, что мешок из сплава стали, пластика и капронового волокна использовать будет практичнее, так как осколки астероида могли всё же направиться к Земле и упасть, причинив ущерб, хоть и меньший, чем причинил бы целый астероид.

С запуском тянуть, по всей видимости, не хотели.

Тим ждал звонка.

Семь лет назад за двое суток до прилёта астероида ему позвонил министр и попросил приехать на космодром – управлять беспилотником с водородной бомбой на борту. Тогда Тим спас город; теперь он мечтал повторить своё достижение.

В ожидании звонка он дал себе слово не спать в ночь на одиннадцатое апреля, потому что в новостях сказали, что опреация уже полностью спланирована. Но к трём часам он не выдержал и отключился, сидя у стены с фантастическим романом в руке.

По счастью, ему не снился сон, когда телефон зазвонил; громкость сигнала была максимальной, так что Тим очнулся в мгновение ока и, словно зомби, с закрытыми глазами вытащил мобильник из кармана джинсов. Автоматически нажал на кнопку ответа.

– Алё?.. – Зевок.

– Здравтсвуйте, Тимофей Аркадьевич. Это я.

– Я узнал Вас, господин ми… ми… (зевок) министр.

– Вы, наверное, уже знаете, зачем я звоню…

– Да, знаю… – Зевок.

– Тогда приезжайте к девяти… нет, лучше к восьми утра на «Солнечный». Всё. До связи.

Короткие гудки…

Тут только Тим проснулся окончательно, поняв всю важность своей новой миссии. Глянул на часы: какой ужас, уже почти семь утра! А ведь ехать надо через весь город – на космодром!

Тим вздрогнул, вскочил с кровати и побежал в ванную.

Быстро привёл себя в порядок, поджарил себе завтрак, оделся, вызвал такси и выскочил на улицу. «Пробки» только начинали входить в полную силу, поэтому первую половину пути жёлтая машина с шашечками на дверце и с Тимом внутри преодолела без трудностей. Но в Северном районе такси застряло в заторе. Тим смотрел на часы и понимал, что не успеет к назначенному времени.

Медленно, медленно его доставили на «Солнечный». Таксист потребовал тысячу рублей. Тим вздохнул и расплатился. Потом он побежал к зданию Центра управления полётами и за время, понадобившееся ему, чтобы домчаться до двери, всунуть в щель одноразовый пропуск и войти внутрь, он успел промокнуть до нитки, находясь под низким, серым и мокрым небом.

Как только Тим появился на коврике у входной двери, но – внутри здания, его прижала к полу струя гигантского фена, вмонтированного предусмотрительными строителями в потолок. Так что служащий министерства добрался до своего зарезервированного кресла в первом ряду перед гигантским экраном совершенно сухим.

Но кино он смотреть не собирался. Тиму предстояло захватить астероид в плен, а точнее, – сделать его естественным спутником Луны.

Тим сел в кресло, посмотрел на стол перед собой и на пульте управления беспилотником молча нажал кнопку «Запуск». На экране какая-то штука, похожая на большой мусорный контейнер, выпустила снизу языки белого пламени (беспилотник был на химических двигателях) и устремилась ввысь. Радары и регистраторы следили за местонахождением аппарата.

Вот он уже вышел в стратосферу… пронёсся сквозь мезосферу… раскалился в термосфере… вылетел из воздушного океана планеты Земля.

План учёных был таков: беспилотник должен облететь астероид и пристроиться ему в хвост, догнать, загнать в мешок, отлететь к Луне, лечь на круговую орбиту, оставить асстероид вращаться вокруг Луны на скорости, чуть превышающей первую космическую для этого небесного тела, и метнуться к Земле, чтобы сгореть в атмосфере.

Тим уже досконально изучил материалы по этой операции и был на сто семь процентов готов к её выполнению. Поэтому он спокойно рулил аппаратом, заставляя его по кривой приближаться к малой планете номер 99942.

За пятнадцать часов манёвр был выполнен: теперь аппарат «Космос-4448» догонял объект «Апофис» по прямой. Солнце давным-давно село; Тим устал. Между «охотником» и «добычей» было ещё несколько тысяч километров, и Тим поставил спутник на автопилот с просьбой к радарам послать громкий сигнал, когда расстояние сократится до ста километров. Топливо надо было беречь для манёвров возле Луны, поэтому сейчас быстрее лететь не получится. А пока можно вздремнуть…

7

Сигнал раздался через час, немного за полночь.

Тим вздрогнул и проснулся. Голова трещала, но принять анальгин сейчас времени не было. До момента, когда беспилотник догонит астероид, оставалось полминуты.

Тим стал сама сосредоточенность. Открываем мешок… Да! Булыжник в плену. Закрываем, поворачиваем, чтобы сравнять скорости… Курс на Луну! Ну же!.. Руль не работает!!!

Тим и все работники Центра молча смотрели на экран, где было видно, как спутник улетает от Земли с астероидом «в кармане». Потом все захлопали.

Аплодисменты длились недолго. Все сидели или стояли огорчённые или удивлённые.

– Он вылетит из Солнечной системы?.. – спросил Тим отрешённо.

– Если не будет захвачен притяжением какой-нибудь планеты, – ответил кто-то.

– Но третья космическая скорость…

– Не имеет значения. До Луны можно добраться и на девяноста километрах в час, нужно просто иметь достаточный запас топлива, чтобы не свалиться обратно на Землю.

– Понятно.

– Спасибо, Тимофей Аркадьевич. Вы свободны.

Тим без единой мысли в голове встал и направился к выходу, одновременно набирая номер круглосуточной службы такси.

3 – 9 мая 2017,
Красноярск.