СУМАСSHADOWШИЙ ДОМ



1

Психиатр сидел у себя в кабинете и заполнял на компьютере истории болезни, как вдруг раздался звон колокольчиков.

– Дзынь-дзынь! Десять утра, доктор. Пора на обход.

– Да; спасибо, что напомнили.

Доктор поднялся и, быстро передвигая ноги, вышел из уютного кабинета.

2

Фантастика была и остаётся одним из популярнейших литературных жанров. Книги издаются и раскупаются миллионами экземпляров, а люди читают и верят во всю описанную в них чушь наподобие рождения космического корабля из яйца или приготовления кофе с помощью заклинания.

И чем дальше, тем больше. В начале двадцать первого века мир буквально затопила фантастическая литература: каждый год выходили сотни новых романов и тысячи рассказов, посвящённых будущему науки и техники или проблемам существования человека в мире меча и магии.

На тридцатые годы пришёлся настоящий «бум» фантастики: книг в этом жанре выпускалось больше, чем во всех остальных, вместе взятых! Люди утонули в океане чьих-то представлений о небывалом.

Обилие «лёгкого чтива» о других планетах или параллельных вселенных породило целую волну психозов и шизофрении: литература смешивалась в мозгах людей с реальностью, и получалось нечто невообразимое – что-то вроде белой горячки без употребления известно каких напитков.

Тогда и была учреждена Психбольница для читателей фантастики. Туда обязаны были обращаться все, у кого на примете находились люди, сошедшие с ума от избытка прочитанных книг о вымышленных мирах. За несколько лет через тамошних психиатров прошли десятки тысяч человек. Большинство просто находилось в переутомлении от долгого чтения, их отправляли домой, настоятельно рекомендуя как следует отдохнуть. У некоторых были галлюцинации на почве прочитанного: например, приёмный покой они представляли себе как зал ожидания космопорта или комнату какого-нибудь замка. Таким больным делали укол специального препарата и оставляли их в покое, надеясь, что «сыворотка реальности» (так называлось лекарство) избавит их от наркотического бреда без применения известно каких веществ. Если помогало, пациентов отпускали, если же нет, то оставляли для дальнейшего лечения.

Таким образом, в палатах лежали лишь настоящие шизофреники. Их было совсем немного – два или три на тысячу пациентов. Но их ценили (ведь изучение последствий воздействия литературы на мозг двигало вперёд прогресс психиатрии и вообще всей физиологии мозга), и каждый серьёзный случай вошёл в анналы мировой медицины.

А ещё – коридоры больницы были наполнены тенями.

Было четырнадцатое апреля 2040 года, десять часов утра. Врач собирался совершить обход семи палат, в которых находились ещё не излечённые больные.

3

Открыть дверь… три шага по плохо освещённому коридору… палата номер один…

Доктор зашёл в светлое помещение и быстро захлопнул за собой дверь. Он, хоть и работал в этой клинике уже три года, всё ещё боялся полутёмного в любое время суток коридора.

На кровати сидел коротко стриженный мужчина лет тридцати в белой одежде и развлекался тем, что без конца переключал каналы на телевизоре у противоположной стены и то убавлял, то прибавлял громкость.

– Здравствуйте, Игорь Фёдорович, – сказал врач, доставая блокнот. – Что нового?

– Простите, Вы до сих пор не можете выучить моё имя? – поинтересовался пациент и включил спортивный канал.

– А как Вас зовут, по-Вашему?

– Я Джеймс ди Гриз. Я нахожусь на очень отсталой планете под названием Грязь (или что-то в этом роде), по отношению к обитателям которой я прибыл из далёкого будущего… Надо же, какой смешной аппарат: на этом экране вот те людишки кривляются, бегают, прыгают, играют, поют, готовят… и ради чего? Скажите мне, – зачем всё это, а?

– Чтобы все остальные, глядя в этот ящик, видели глупость тех, кто бегает по экрану, и смеялись над этим, чувствуя себя умнее, чем они, – ответил врач, делая в блокноте заметки. – Так как Вы себя чувствуете?

– Я? Прекрасно! – Пациент залился низким, лающим смехом.

Доктор сел около него, отобрал пульт, выключил телевизор и обесточил помещение рубильником на стене.

– Займитесь лучше пока чем-нибудь другим.

– Чем? – с искренним интересом спросил больной.

– Хотя бы ответьте на мои вопросы.

– Я весь внимание.

– Назовите своё полное имя.

– Джеймс Боливар ди Гриз.

– Кто я?

– Вы? Не знаю… Я Вас точно уже где-то видел…

– Конечно, видели: я прихожу сюда каждый день. Какой сейчас год?

– Так… Плюс-минус… Я не ошибусь, если скажу, что тысяча девятьсот семьдесят пятый?

– Вы почти не ошиблись – всего лишь на две трети столетия.

– Вы ничего не понимаете…

– Наоборот, я всё прекрасно понимаю. Где Вы находитесь?

– Э-э-э… В каком-то доме…

– Ну, что это дом, Вы правильно сказали…

– Вы знаете, что это за здание? – удивился больной.

– Да, – это психбольница.

– Нет, Вы явно что-то путаете…

– Хорошо, я что-то путаю. Не буду больше отнимать время. Встретимся завтра. До свидания.

– Пока, – рассеянно отозвался больной номер 36537. – Где ты, Анжелина?..

Доктор сделал последнюю заметку в своей записной книжке и вышел в коридор.

4

Ещё три шага по мраморному полу – и палата номер два…

На кровати под одеялом лежал брюнет, чьи волосы не стригли уже года два, и бредил:

– Сэр, не ходите туда… Пожалуйста!.. Я пришлю сейчас зов Королю, и мы договоримся о встрече… Леди, ждите меня в ближайшем трактире; я скоро приеду. Вы же знаете мою скорость…

Доктор похлопал пациента по щекам. Бесполезно: «Мой мохнатый домик…» Доктор взял с прикроватной тумбочки кружку с водой и вылил всё в лицо больному номер 42118. Тот не очнулся.

Доктор покачал головой и вышел.

5

Палата номер три.

– Ну, а тут что у нас? – спросил доктор, закрывая за собой дверь.

– Вы имеете в виду моё имя? – осведомился пациент 43659.

– Нет. Я знаю, что Вы господин Майлз… фамилию забыл.

– Форкосиган, – подсказал пациент. – Скажите, Вы не знаете, когда будет Зимнепраздник?

– Наверное, зимой, – ответил доктор. – А что?

– Я только спросил. Просто в прошлый раз моей жене на него прислали отравленное ожерелье, и… Так когда будет следующий Зимнепраздник?

– Сейчас скажу… – произнёс доктор, глядя на наручные часы. – Через восемь с половиной месяцев.

– Как долго! Можно за это время слетать в круиз по маршруту Земля – Пространство квадди – Тау Кита – Афон – Колония Бета – Архипелаг Джексона – Комарра – Барраяр – снова Земля… и не обязательно в таком порядке!

– Можно, можно, – рассеянно согласился доктор. – Билет я Вам выдам завтра. Скажите, пожалуйста: кто я?

– Вы? Э-э-э… Кажется, администратор Этьен Форсуассон.

– В самом деле?

– Я неправ?

– Увы.

– Ох-х-х… По-моему, я схожу с ума.

– Это было месяц назад.

– Что? Вы же не хотите сказать…

– Нет. Я ничего не хочу сказать.

– Тогда я совсем не понимаю Вашей логики.

– И не надо. Лучше отдохните пока. Кстати, какой сейчас год?

– Мы такими глупостями не занимаемся! – крикнул пациент, завалившись на подушку.

Доктор удивлённо поднял брови и вышел.

6

Палата номер четыре.

– Доброе утро, уважаемый.

– И тебе привет, Тарс Таркас.

– Хм. Интересное предположение.

– Чего?

– С чего Вы взяли, что меня так зовут?

– Прошу прощения, Морс Каяк, джед меньшего Гелиума! – Пациент номер 45173 изогнулся в насмешливом поклоне.

– Назовите своё имя, больной.

– Я здоров!

– Имя! Кем Вы себя считаете?

– Я Зебадия Джон Картер, открыватель вселенных и воин Барсума!

– Очень интересно. Смешение в разуме двух произведений со сдвигом в реальность…

– Что Вы там бормочете? Помогите же мне! Дею Торис похитили! Я знаю – кто, но не знаю, – куда и зачем её увезли! Но это очень далеко…

– А где Вы сейчас?

– Сейчас? Я – на Марсе, в Гелиуме! А Вы – там, где Вам следует быть.

– Где же? – полюбопытствовал доктор.

– Не знаю. Решайте сами.

– А какой сейчас год?

– Между 1850-м и 2050-м. А Вы не знаете?

– Две тысячи сороковой.

– Значит, Дея Торис в безопасности. Пора отправляться на Венеру…

Пациент лёг на кровать и моментально заснул.

Доктор отправился дальше.

7

Пятая и шестая палаты пусты. А вот седьмая…

Там к койке был привязан высокий широкоплечий мужчина лет тридцати в смирительной рубашке. Он дёргался всем телом, безуспешно пытаясь освободиться, и лицо его выражало крайнюю степень агрессивности.

Как только врач зашёл в комнату, больной номер 40313 закричал:

– Отпусти меня, Рэндом! Я тебе ничего плохого не сделал! Дай мне его убить!

– Ваше высочество, у него в горле уже сидит стрела, поэтому не рыпайтесь! – сказал доктор, повышая тон к концу фразы.

– Вы меня знаете?

– Да, Артём Иванович…

– Откуда Вы взяли это имя? – взорвался пациент. – Запомните, наконец: я Корвин, принц Амбера!

– Я запомню. Обещаю, – сказал доктор и медленно пошёл к кровати.

– Нет! Не приближайся! Нет!!! – заорал больной. – Помогите!

– Палата звукоизолирована, – произнёс доктор, достал из кармана халата шприц и, придержав одной рукой пациента, всадил в его плечо дозу снотворного.

– Что Вы сде… Что?.. Я не…

Больной отключился.

Доктор покачал головой, сделал последнюю запись в блокноте и ушёл. Его ждали ещё два пациента.

8

Палата номер восемь.

– Здравствуй, Аня. Ты хорошо спала?

– Какой Вы глупый, доктор! – с улыбкой ответила девочка лет одиннадцати. – Меня зовут Алиса, я Вам это уже в тринадцатый раз говорю. А что касается сна, – да, я спала хорошо.

– Как ты себя чувствуешь?

– Отлично. Я уже могу идти гулять?

– Давай сначала поговорим.

– Давайте, только недолго.

– Ты знаешь, где ты сейчас?

– Конечно, – в Кроличьей Норе.

– А какое твоё полное имя?

– Селезнёва Алиса Игоревна.

– А кто твой папа?

– Директор зоопарка.

– А дедушка?

– Он всемирно известный писатель-фантаст.

– А его как зовут?

– Ой, а я и не помню… Слушайте, зачем Вы мне уже две недели задаёте одни и те же вопросы?

– Восприятие времени не нарушено… Так надо, Аня.

– А когда я пойду гулять?

– Да хоть сейчас!

– Правда-правда? – Глаза девочки загорелись от радости.

– Конечно. Идём.

Пройдя по коридору и сдав пациентку 47650 дежурному санитару, доктор направился к десятой – последней – палате, ибо в девятой никого не было.

9

– Здравствуйте. Вы здесь лишь со вчерашнего дня, и…

– А кто Вы, собственно, такой, чтобы всё это мне говорить? – вдруг спросил пациент, приподнимаясь на локте на кровати.

– Я доктор.

– Что? Вы?! – Больной номер 49998 хихикнул. – Нет, не смешите мои извилины. Ведь всем должно быть известно, что Доктор – это я.

– А какой Доктор? Кто, Что, Где, Когда, Зачем? И какой по счёту?

– С удовольствием сообщаю, что перед Вами – Доктор Кто Четырнадцатый собственной персоной!

– Ладно, кто Вы, – разобрались. Теперь ответьте, пожалуйста, на мой вопрос: кто, по-Вашему, я?

– Любой способный говорить объект на Ваше усмотрение, псевдодоктор.

– А как Вы думаете, какой сейчас год?

– В смысле, в каком времени я очутился? Я не знаю. Моя ТАРДИС сломалась, и я был выброшен сюда, на эту безумную планету.

– Всё с Вами понятно, Вадим Артурович. Не смотрите больше сериал про Доктора и не читайте книг о нём, и всё будет хорошо. А теперь – до встречи! У меня приёмные часы…

Доктор вышел в коридор, мимоходом подумал: «Сумасшедший дом! Нам только Шедоу-Джека для полного счастья не хватает», – и растворился в тени.

16 – 17 июля 2017,
Красноярск.