МОЯ УТОПИЯ



1

Наслушавшись относительно древних панковых песен, я решил уехать куда-нибудь – подальше от человечества: туда, где меня не засекут сверхмощные радары; туда, где никто не узнает о моём приезде; туда, где я смогу хоть ненадолго отгородиться от осточертевшего мне мира. Проще говоря, я захотел отправиться на поиски страны Либерталии.

Да, я знал, что такого государства на Земле не существует – так же, как стран Эль Дорадо, Паракас и Микроландия. Но я был твёрдо уверен в том, что можно найти всё, что душе угодно, если, конечно, хорошо поискать. Вот я и собрался.

Я мечтал обрести остров (так как все континенты оккупированы людишками), на котором никого не будет, кроме, разумеется, меня. Я мечтал обрести покой и уединиться – хотя бы на время. Я устал от быстрой, активной жизни – в свои-то пятнадцать с половиной лет.

Стоял две тысячи сороковой год, и в Северном полушарии стояло лето.

Я жаждал найти свою Утопию – место, которого нет (или Эутопию – место, где всё хорошо). И я не сомневался, что мне это удастся сделать.

2

Я не был обременён избытком семейной привязанности и неотложными делами, зато у меня были деньги. Всё это как нельзя благоприятствовало моим дерзким планам, которые я сразу же начал претворять в жизнь.

Купил большую надувную лодку, изготовил для неё съёмную алюминиевую «броню», чтобы плавсредство нельзя было проткнуть ни иголкой, ни подводными скалами; поставил электромотор с питанием от солнечного света или от батареек и аккумуляторов, которые тоже можно было заряжать лучами дневного светила. Затем накупил провизии: тридцать пакетов сухой лапши, десять упаковок жевательного мармелада, по несколько килограммов чипсов и сухариков, кило попкорна, двадцать плиток шоколада и два кило мороженого в специальном ящике-термосе, три пачки печенья, несколько яблок, бананов и апельсинов, три бутылки сока. Ещё я заготовил десять литров своего фирменного стимулирующего коктейля: пепси-кола с добавками кофе и «бальзама Кахара» – секретной гремучей тонизирующей химической смеси. Но самой дорогостоящей частью моего багажа стал карманный опреснитель для морской воды: наполовину погружаешь его в океан, нажимаешь кнопку; через несколько секунд вверх забьёт фонтанчик пресной воды, а уж тогда – пей, сколько влезет! (А выпарившаяся соль падает назад, в море.) Также я достал ворох кроссвордов, сборник судоку и охапку книг – почитать на досуге, – чтобы не умереть в пути от скуки.

Все приготовления отняли не более трёх дней. Так что рано утром пятнадцатого июня, пока город спал, я дотащил всё вышеперечисленное до берега реки, погрузил вещи в лодку, запустил мотор, радостно затарахтевший при виде первых лучей солнца, и с лёгким сердцем отчалил.

Город махал мне вслед крыльями пролетавших птиц.

Что ж, если я и не достигну желаемого, хоть стану первым человеком, обогнувшим мир на надувной лодке.

Я помахал городу рукой на прощание, вытащил из кучи листок с суперкроссвордом под номером один и погрузился в медитацию, держа в одной руке лист, в другой – карандаш, а в зубах – ластик и точилку…

3

– Не Америка и не Италия,
Не Япония и не Перу,
А свободный край Либерталия
Будет на горизонте к утру…

– бодро напевал я, всматриваясь в туманную дымку над морем.

С начала моего путешествия прошло пять суток. За это время я уже спустился по Енисею в Карское море и перекочевал в море Лаптевых. Если я ничего не перепутал, справа по борту должен быть остров Большой Б… (я не разобрал названия на карте; слишком мелкий шрифт). Но туман не давал мне разглядеть даже лёгкую пену на воде в пяти метрах от лодки.

Я успел решить двадцать кроссвордов из сотни и сорок пять судоку из тысячи и прочитать две книги из двадцати. Еды у меня было завались, воды – сколько угодно; зато я выпил почти весь сок и примерно пол-литра стим-коктейля.

Было утро шестого дня моего плавания; я замёрз и не выспался, как следует. В таком состоянии мне было глубоко фиолетово, где я, кто я и что вообще делаю. И плевать мне было на остров, который почему-то не хотел появляться справа по борту, – может быть, потому что я не к нему плыл.

Мотор на батарейке резво нёс меня вперёд, а я продолжал вглядываться в белую пелену, ожидавшую меня прямо по курсу.

4

– Не Норвегия и не Австралия,
Не Ямайка и не Камерун –
Анархистский рай Либерталия
Будет на горизонте к утру,

– вяло напевал я, лёжа в лодке, опаляемый жарким тропическим солнцем.

Был восемнадцатый день моего плавания. Я обогнул Евразию с востока и круто повернул на юг. Теперь я находился где-то между архипелагом Нампо (принадлежит Японии) и Марианскими островами (принадлежат США). С начала своего пути я преодолел почти пятнадцать тысяч километров.

Почти все припасы кончились; у меня оставались только два пакета лапши, пол-упаковки мармелада, одна пачка сухариков (со вкусом сыра) и одна плитка шоколада; стимулят-коктейля было ещё три литра, но мне не хотелось его пить. В данный момент я жарился заживо и уже не хотел ничего.

«Почему у меня не хватило ума захватить с собой тент, а?» – спрашивал я себя. Но, находясь в открытом океане, я ничего не мог изменить.

Двигатель весело нёс меня вперёд, однако я не разделял его прямолинейной, примитивной радости. Мне было жарко, я хотел есть, а ещё я устал, хотя ещё не было полудня.

Я вдруг засомневался в важности своей миссии и в ценности её цели. «А на кой я вообще поплыл сюда?!» – мелькнула мысль, обжёгшая меня ледяным ужасом. Я испугался того, что оказался вдали от дома – так далеко, как ещё никогда за свою жизнь не оказывался, – к тому же, у меня почти не осталось средств к существованию. Я так напугался, что мне пришлось десять минут в учащённом ритме дышать через рот.

Мысль моя застучала в голове, а кровь – в висках: я убедился в бесперспективности своей затеи. Моих запасов хватит в лучшем случае на два дня, потом придётся пить опреснённую морскую воду. А можно и не опреснять – пить солёной, чтобы не ждать, когда кончатся еда и коктейль. А можно поступить, как Мартин Иден: нырнуть и не выныривать…

А можно вернуться назад и вновь отдаться на милость цивилизации. Но меня такой вариант устраивал меньше всего.

Я уже собрался было попытаться погрузиться на дно океана, встал и вынес ногу за борт, как увидел на горизонте что-то тёмно-зелёное. Я вернулся в лодку и подождал, пока солнечная энергия примчит меня поближе к этому отдалённому объекту.

Я подплыл поближе и с изумлением и восторгом отметил, что это – остров площадью примерно в один квадратный километр, – как раз то, что мне требовалось! Вне себя от счастья, я достал смартфон и проверил своё местонахождение по GPS. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил, что в навигаторе нет этого острова! «Должно быть, он сформировался совсем недавно, позже последнего обновления карт», – подумал я, не особо-то и веря в свою гипотезу.

Я стоял в бронированной надувной лодке и смотрел вперёд. На меня двигалась моя Утопия. Моя личная Либерталия. -

18 – 19 июля 2017,
Красноярск.

(В тексте использованы фрагменты песни группы «Электрические партизаны».)