НИЧЕГО ИНТЕРЕСНОГО



1

Они плыли в бездне, и бездна расступалась перед ними…

«Под» ними проносились огромные камни, словно выпущенные из какой-то колоссальной пращи, но в корабль не врезались. А если бы и была угроза столкновения, автоматика отклонила бы курс планетолёта на несколько сантиметров, и непрошеный каменный гость пролетел бы мимо…

Космолёт «Инь – ян» был построен в Китае по новым технологиям, сведшим на нет возможность повторения допущенных ранее ошибок, специально для Третьей экспедиции в пояс астероидов. Так как вторая – американская – экспедиция погибла, врезавшись в стометровый булыжник, правила техники безопасности были ужесточены наравне с дисциплиной, практически исключая шанс неудачи.

Из-за того, что не была до конца исследована полоса астероидов на расстоянии от Солнца в четыре астрономические единицы, китайские космонавты получили назначение на орбиту в пятистах пятидесяти миллионах километров от жёлтой звезды вместо запланированных трёхсот пятидесяти. Разрешённая скорость дрейфа «над» трёхмерным, постоянно меняющимся каменным лабиринтом была увеличена до ста восьмидесяти километров в секунду в целях скорейшего возвращения экипажа на Землю. Но всё равно на полёт должно было уйти месяцев восемь…

Похоже, что это известие не вызвало у китайцев никаких эмоций. Они просто взошли на космический корабль и отбыли с Земли второго марта 2043 года, надеясь вернуться домой к началу ноября…

2

В целом распорядок дня на «Инь – яне» был похож на распорядки других экспедиций: подъём, зарядка, завтрак, поочерёдные вахты, физкультура… плюс лекции по техническим и гуманитарным наукам – высшей математике, астрономии, ракетной технике, атомной химии, английскому языку, мировой литературе и древнекитайской философии. Отличный наборчик, не так ли?

Однако никто не жаловался; вообще поведение космонавтов говорило о том, что им нравилось жить в таком ритме – восемнадцать часов бодрствования и двадцать тысяч шагов в сутки. Для них это была норма.

– «Кто повторит старое и узнает новое, тот может быть руководителем для других», – диктовал Ли Цзинь, командир экспедиции, а подчинённые старательно записывали его слова в электронные блокноты. – Я повторяю старое и узнаю новое, поэтому я ваш нынешний руководитель. Тридцать секунд на обдумывание, – скомандовал капитан планетолёта.

После паузы он продолжил:

– «Чтение без размышления бесполезно, но и размышление без учения опасно». Отсюда следует, что при обучении размышлять необходимо; но размышление должно опираться на знания, полученные при обучении. Двадцать секунд на обдумывание…

– ««Книга Перемен» хоть и состоит из трёхсот песен, но они могут быть объяты одним выражением: «Не имей превратных мыслей»». Вопрос: к какой фразе можно свести данное утверждение? Пятнадцать секунд на поиск ответа…

Руку первым поднял Чжан Шицзе, второй пилот «Инь – яна»:

– «Искренность превыше всего».

– Правильно. Задание до завтрашней лекции: обобщить всё сказанное мной сегодня и попытаться понять смысл этих слов. А пока можете вернуться к своим делам…

– Капитан! – позвал Цинь Лянгэ, отвечавший за исследование астероидов. – Смотрите!..

Ли Цзинь подошёл к телеперископу и вгляделся в россыпь космических булыжников.

– Хм… Вы считаете, что это достойно изучения?

– Уверен.

– Хорошо. Курс меняем на противоположный, ускорение пять единиц. Приготовиться… Начинаю!

Взревели ионные двигатели, и корабль стал замедлять своё удаление от астероида, который обогнал.

3

Опознанный, но не изученный пока объект, как выяснилось, двигался в пространстве с относительной скоростью пятнадцать километров в секунду. Узнав эту величину, пилоты стали рассчитывать график скоростей планетолёта вплоть до предстоящей посадки.

Надо было так замедлить корабль, чтобы он летел чуть быстрее астероида, и потихоньку уравнивать их скорости, чтобы в момент соприкосновения разница между этими двумя значениями была равна нулю. Феноменально простая задача, кто бы спорил.

Ускорение в пять «же» было отключено через пятьдесят пять минут и сорок секунд после начала торможения. Теперь тела сближались на два километра за каждую секунду. Корабль снова развернули и дали компьютеру задание рассчитать время, за которое планетолёт преодолеет расстояние до астероида на ускорении в одну единицу. Кибермозг выдал ответ через три с половиной мгновения: необходимо было подождать два часа, одну минуту и пятьдесят секунд. Ли Цзинь усмехнулся и настроил акселератор на один «же», приказав автопилоту отключить двигатели через вычисленное компьютером время.

Всё на «Инь – яне» приобрело земной вес. Космонавты разошлись по своим делам, зная: посадка будет совершена автоматически.

4

Корабль пожирал последние метры пути до астероида, хорошо видного во все иллюминаторы. И вот наконец… Сильный толчок, небольшой крен, полная остановка. Капитан не мог не отметить, что сближение и посадка китайского планетолёта на поверхность астероида были выполнены в десятки раз быстрее, чем у российской экспедиции. Правда, русские догоняли астероид…

– А с чего Вы взяли, – обратился командир к Циню Лянгэ, – что сие космическое тело представляет хоть какой-то интерес для науки?

– С Вашего позволения, капитан, – ответил начальник исследовательской группы, – я изложу основные характеристики данного объекта. Астероид, на который мы сели, имеет диаметр девять тысяч сто пятьдесят шесть целых две десятых метра. Впрочем, размер довольно заурядный. Но орбита этой малой планеты чрезвычайно вытянутая; её эксцентриситет составляет ноль целых девяносто семь сотых. По моим вычислениям, афелий (самое большое расстояние от Солнца) этого куска камня находится аж за орбитой Плутона. И нам ещё повезло, что мы застали его перигелий, находящийся вблизи орбиты нашего корабля… Хорошо, хорошо, возвращаюсь к делу. Анализ показал невероятно высокое содержание в поверхностном слое редких металлов, в которых нуждаются некоторые отрасли науки и техники: скандия, кобальта, галлия, иттрия, ниобия (можно мне огласить весь список?), кадмия, индия, лантаноидов, платиновых металлов, гафния, тантала, рения и таллия. Это обуславливает сравнительно высокую плотность оболочки астероида и её любопытные физические свойства. Какой состав глубинных слоёв этого уникального тела, можно будет выяснить, только проведя серию контактных исследований.

– Спасибо, я понял. Как долго мы пробудем здесь?

– Не больше суток. Если сейчас тринадцать часов условного времени, то… дайте-ка подумать… мы стартуем не позднее завтрашнего полудня, а если повезёт, – сегодня вечером.

– Отлично. Приступайте, – сказал Ли Цзинь и направился в свою каюту.

– Тао, Сунь, за мной! Наденем скафандры и выйдем наружу! У нас мало времени, – распорядился Цинь Лянгэ и вместе со своими ассистентами вышел из главной рубки.

5

Троица медленно и осторожно ступила на поверхность. Последний раз космонавты находились вне планетолёта перед стартом – на космодроме Чанченцзе, поэтому их движения были несколько скованны. Сказывалась и гравитация, в тысячу шестьсот двадцать пять раз меньшая, чем на Земле: исследователи боялись улететь в космос.

Но всё же Цинь Лянгэ, Тао Цзы и Сунь Вэнь смогли выйти из корабля и немного от него отдалиться, чтобы начать свои опыты. А планетолёт, из всех иллюминаторов которого лился яркий белый свет, служил им маяком на странном металлическом гиганте…

6

– Ну? – поинтересовался капитан, когда четыре часа спустя Лянгэ, освободившись от скафандра, плюхнулся в соседнее кресло в главной рубке. – Говорите! Вы знаете: искренность превыше всего.

– Можно стартовать, – сказал начальник исследовательской группы. – Всё, что нам было нужно, мы уже выяснили.

Капитан кивнул, как показалось Циню, немного удивлённо и отдал по громкой связи приказ:

– Всем идти в передний отсек. Начинается подготовка к старту. Пожалуйста, поскорее!

Тотчас же весь экипаж собрался в главной рубке. Капитан снова кивнул, на этот раз удовлетворённо, и тронул рычаг акселератора, произнеся на русском языке одно-единственное слово:

– Поехали!..

Все молчали, пока корабль в течение пятидесяти пяти минут возвращал себе прежнюю скорость. И лишь когда стартовое ускорение величиной в пять единиц сменилось невесомостью, Ли Цзинь спросил у главного учёного:

– Так всё же – что вы там выяснили, на этом астероиде?

Лянгэ пожевал нижнюю губу, обдумывая ответ.

– Да ничего особенного! Ядро представляло собой смесь феррита и кремния с небольшой примесью германия, что, впрочем, можно объяснить… В общем, ничего интересного.

– Так я и думал, – пробормотал капитан, отклоняя назад спинку кресла. – Не забудьте: надо подготовиться к завтрашней лекции…

7

Миссия «Инь – яна» увенчалась успехом.

Планетолёт благополучно вернулся на Землю восемнадцатого октября 2043 года, выполнив свою часть глобальной программы исследований.

Дальше можно не продолжать: всё равно уже не будет ничего интересного.

28 июля 2017,
Красноярск.